Добро пожаловать в Антропоцен!

Вернуться ко списку новостей

Как выглядит Антропоцен?

2017-11-30 00:00:00

Казалось бы, ответить на это вопрос очень просто – обернитесь вокруг, и станет ясно, что Антропоцен выглядит как распаханные поля, заасфальтированные дороги или тысячи тысяч полиэтиленовых пакетов. Как график растущих среднегодовых температур или как то, что снег в Перми в этом году выпал только 2 декабря.

Но это не совсем верный ответ. Во-первых, методологи Антропоцена говорят, что слишком пугать людей пессимистичной статистикой нельзя (и почти бесполезно). Во-вторых, все вышеперечисленное – наблюдения, а в мире науки наблюдения должны резюмироваться и объединяться в гипотезы и теории.

Наша проектная визуальная гипотеза Антропоцена появляется на глазах через сложные многомесячные поиски (так же, как и «научный поиск» границ Антропоцена ведется уже более десятилетия). В чем же сложность? Дело в том, что все периоды международной геохронологической шкалы (календаря истории Земли) имеют свой цвет: юрский период – голубой, четвертичный период – желтый, пермский период – оранжевый (и этот жизнерадостный цвет очень помог нам при разработке айдентики Музея пермских древностей в 2010-2011 гг. и проекта «Открой пермский период!» в 2013-2015 гг.). Этими утвержденными цветами периоды отмечают на геологическом календаре Земли, геологических картах и в музейных витринах во всем мире. Вместе с тем, границы Антропоцена еще в стадии обсуждения, и цвет для него не выбран. 

Несколько месяцев назад мы начали проект с разработки визуальной концепции не только потому, что это логический проектный шаг, но и потому, что наша задача – не столько «изобрести, как выглядит Антропоцен», сколько найти визуальные и смысловые средства зафиксировать его в окружающем мире и сфокусировать внимание. Строго говоря, почти вся работа сделана до нас учёными, экологами и городскими активистами, инженерами по содержанию зданий или экологически ответственными бизнесами. Наша музейная задача – отбирать из огромного поля и транслировать лучшие и релевантные для наших реалий приемы, используя ресурс уважения к музею как к смысловой и коммуникационной площадке. Так как никто не знает толком, как «выглядит» Антропоцен, мы нашли «беспроигрышный вариант», который заключается в поиске: визуально это как бы круглое окно, иллюминатор в закладке, выискивавшей Антропоцен в мире вокруг, отсылающий к базовой и универсальной форме – кругу, шару – началу начал: Вселенной, галактике, звезде, планете, капле воды, клетке или вирусу.

Один из базовых принципов проекта – «не изобретать велосипед» (и вообще не изобретать и не производить ничего лишнего). Поэтому и сувенирную линию (если ее можно так назвать) мы решили делать максимально безотходной. Если наклейки – то такие, чтобы не оставалось выброшенных "лишних" полей. Если блокноты – то из обрезков (договорились с типографией Пермского университета, которая с июня собирает поля авторефератов и сборников тезисов). Все эти блокноты задуманы как абсолютно "разношерстные" (в смысле, разноразмерные, in situ, как есть). Мы, пожалуй, даже не будем печатать специальные обложки, а сделаем универсальный штамп «Добро пожаловать в Антропоцен!». Еще один «сувенир», который пригодится тем, кто хочет разобраться в реалиях Антропоцена – лупа. С одной стороны, она – инструмент оптики, символ того, как сфокусировать внимание на решении проблем («Мысли глобально, действуй локально»). С другой стороны, имеет вполне практическое значение – часто важные в эпоху Антропоцена сведения пишут так мелко на упаковках товаров, что рассмотреть их можно только с лупой. Например, то, что, что кофе выращен в Африке в тени деревьев, а это значит, что птицы не лишены возможности отдыхать в их кронах, когда летят с севера или наоборот. Пожалуй, нам стоит подумать над другим название этой «антисувенирной» линии. 

Все вышеописанное – взгляд музейной команды и дизайнера-концептуалиста Петра Стабровского: начав обсуждать проект еще в апреле, к началу сентября Пётр предлагал вполне традиционные варианты – например, изобразить спираль времени, в которой 12 известных геологических периодов и один «новичок» Антропоцен. Спешка в разговорах «о судьбах планеты» неуместна, и, волею случая побывав за Полярным кругом, Пётр нашел образ, максимально точно фиксирующий неопределенность Антропоцена и в то же время его «всемерность».

Параллельно музейной команде образ Антропоцена ищет молодой дизайнер, студентка Школы дизайна Высшей школы экономики Екатерина Белошапкина и куратор, преподаватель направления «Коммуникационный дизайн» Павел Валерьевич Андреев (предложение о сотрудничестве со Школой дизайна - одна из партнерских возможностей, предоставленных Благотворительным фондом В. Потанина). Цикл студенческой работы привязан к четырем учебным модулям, в конце каждого коллеги должны представить для просмотра в ВШЭ завершенный проект, поэтому мы предположили им несколько более прикладных задач. В первом модуле (сентябрь-октябрь) почти в режиме «свободного падения», то есть без строгого ТЗ, но по материалам проектный заявки, разработать визуальный образ и предложить некоторые размышления на тему взаимоотношения человека и природы в меняющемся глобальном контексте. 

Во втором учебном модуле (ноябрь-декабрь) – с глобального уровня спуститься на региональный, и разработать концепцию инфографики, визуализирующей данные о естественнонаучных коллекциях нашего музея и музеев региона, в том числе, в привязке к биоразнообразию Пермского края: эти материалы войдут в брошюру-руководство для региональных музеев. Этот учебный модуль завершится просмотром в конце декабря.

В третьем и четвертом модулях мы запланировали поработать над инфографикой в части энергоэффективности (экологический аудит здания музея будет завершен в первом квартале 2018 года), и над визуализацией решения экологических вопросов через ежедневные практики соответственно. 

Пока, по итогам первого модуля, Антропоцен в видении коллег из ВШЭ выглядит как легко считываемый образ: например, рука с животными – «стоп», или мозг, в который «прорастает зелень», градиенты, понимаемые как глубина (глубина погружения в воду, глубина погружения в «зеленое сознание»). Во многие изображения заложена большая пластичность, при необходимости, их можно использовать на разных носителях: от трафаретов на стенах или ткани до полиграфии, от теневого театра до кондитерских изделий. И, конечно, идея марок очень хороша – и как образ, и как идея вирусного распространения! Познакомиться с материалами учебного проекта Екатерины можно на сайте Школы дизайна ВШЭ http://portfolio.hse.ru/Project/23891

Кончено, Антропоцен в двух версиях «выглядит» совсем по-разному, но весь смысл работы с Антропоценом на этом этапе – поиск и самоопределение.

 

 

Что мы делаем далее:

1) Работаем с командой проекта из отдела фондов музея – Ларисой Жужговой и Евгенией Выгузовой – над тем, как «извлечь» Антропоцен из 50 000 единиц хранения естественнонаучной коллекции.

2) Параллельно готовимся с ними к проведению научной резиденции (она будет связана с геоинформационными системами, ГИС, и картированием естественнонаучных коллекций) и арт-резиденции (которая предполагает два художественных взгляда – внешний и внутренний).

3) Аккумулируем информацию о том, кто из городских активистов-экологов уже разработал какие-либо инициативы, и выбираем наиболее значимые для нас (как организовать сбор бумаги в музее, куда сдать батарейки и т.п.).

4) Разрабатываем коммуникационный план на следующий год (будет представлен в январе 2018 года). Очень важный момент: мы пробуем перестроить внутренние коммуникации, в частности, во время рабочих встреч по проекту почти отказались от заметок на бумаге, а всю коммуникацию внутри проектной команды перенесли на виртуальную доску RealTimeBoard.