Биеннале. Итоги

3-я Уральская индустриальная биеннале современного искусства завершила свою работу.

Алиса Прудникова и другие организаторы и кураторы главного уральского события этой осени вспоминают, как это было.

Два месяца. 63 дня. 61 художник из 21 страны. 53 площадки. 11 городов Уральского региона. 3500 километров, проделанных художниками на автобусе по всему региону. 9 индустриальных предприятий, ставших партнерами биеннале. 20 тысяч зрителей в «Исети». 100 тысяч зрителей всего. 3 выставочных проекта. 10 этажей. 108 номеров. 15 арт-медиаторов. 444 экскурсии. 5200 человек, которые прошли эти экскурсии вместе с медиаторами. Около 15 групп и до 180 человек в день. 252 школьника, посетивших творческие мастерские. 6 постановок в рамках перформанс-платформы. 4 премьерных спектакля. 30 показов этих спектаклей. 2000 зрителей, пришедших на них. Более 1000 человек, вовлеченных во все эти проекты...

– Биеннале не прошла бесследно ни для одного участника, – рассказывает комиссар биеннале Алиса Прудникова. – Все мы пережили ее душой, телом, всем организмом. Это один из самых энергозатратных проектов, с которыми я встречалась в жизни. С одной стороны, все очень устали, и есть определенная радость, что все это закончилось. С другой, это всегда грустный момент, когда такой большой проект подходит к концу.

Грусть на лицах участников заключительной пресс-конференции 3-й Уральской индустриальной биеннале видна невооруженным глазом – но вместе с ней видна и гордость от проделанной работы.

– Бюджет проекта был в этом году чрезвычайно кризисный, – продолжает свой рассказ Алиса Прудникова. – Надо понимать тот факт, что мы испытали очень серьезное сокращение бюджета в декабре 2014 года и получили сумму в два раза меньше. Базовый бюджет – 16 с половиной миллионов рублей, которые мы получили от трех главных учредителей: это Министерство культуры РФ, город Екатеринбург и Правительство Свердловской области. Остальные средства – около 10 миллионов – это те деньги, которые являются привлеченными ресурсами. Их источники – международные партнеры, это спонсоры, это те институции, которые поддерживали художников, которые приезжали на площадку. При всем этом мы смогли вывести проект на совершенно новый уровень. Большую роль, конечно, сыграла тема мобилизации. Как корабль назовешь – так он и поплывет. Эту тему мы придумали в 2013 году, и она определила как бытие, так и сознание. Тема обязывает ответить на вопрос, на что мы, собственно, мобилизовались. Прежде всего, это была мобилизация всех интеллектуальных ресурсов за год до проекта серией семинаров и мастер-классов. Удалась и наша образовательная программа под кодовым названием «биеннале каждый день» – мероприятия действительно происходили в ежедневном режиме: специалисты разных дисциплин готовили спецкурсы и лекции о том, как говорить о биеннале разными языками: философским, урбанистическим, архитектурным, филологическим. Все это делалось для того, чтобы расширить рамки того, о чем же все-таки мы говорим. А говорим мы о том, что искусство – оно растворено в современном мире, в действительности, в нашей с вами повседневности.

«Исеть»

Знаменитый памятник архитектуры конструктивизма, один из символов города, заброшенная гостиница, часть архитектурного комплекса с большой, полной тайн историей – гостиница «Исеть» во многом определила специфику биеннале. А сама биеннале теперь определит будущую судьбу этого здания.

Фото: Гоша Сапожников

– «Исеть» – это антивыставочное пространство, ни один нормальный человек не стал бы тут делать выставку, – говорит Алиса Прудникова. – Это был настоящий вызов для кураторов. И они восприняли это очень бодро, с энтузиазмом. Историю с отдельными комнатками-номерами они смогли осмыслить, превратить в цельный рассказ.

Многим зрителям полюбился исследовательский проект «Городок чекистов: от утопии к авангарду», расположившийся на девятом этаже гостиницы, в котором разными способами анализировалась историческая и культурная значимость этого архитектурного комплекса.

– Для нас было важно, чтобы люди, пришедшие в «Исеть», смогли не только посмотреть на современное искусство, но и узнать больше о том месте, куда они попали, – рассказывает куратор проекта Илья Шипиловских. – Мы сделали выставку-справочник, предназначенную как для приезжих кураторов и художников, так и для жителей нашего города, которые теперь смогли получше узнать эту архитектурную доминанту. Это уникальное здание и с архитектурной, и с исторической точки зрения. Оно многое пережило... Мы хотели вдохнуть жизнь, придать какой-то импульс жителям городка. После биеннале внимание общественности привлечено к этому месту. А мы получили грант на то, чтобы продолжать работу с городком. В течение ближайших месяцев мы будем реализовывать проект, который будет непосредственно связан с этим местом. Одним из первых этапов проекта будет создание веб-сайта, на котором будет выложена вся информация, которая была нами собрана, – на выставке была представлена только треть материалов. Плюс на выставку приходили сами жители городка и делились с нами материалами – эти сведения тоже станут доступны.

– Судьба «Исети» уже никогда не будет прежней, – заявляет Алиса Прудникова. – Теперь она и весь городок чекистов – в заявке на включение в список архитектурных памятников ЮНЕСКО. Этот список будет рассмотрен в Петербурге на международном культурном форуме 14 декабря. В скором времени «Исеть» должна пройти реконструкцию. А потом она будет искать нового арендатора. Мы недавно обсуждали, что нам ужасно не хочется из «Исети» уходить. У нас есть глобальная идея – сделать из нее арт-отель, в котором каждый номер был бы уникальным, в котором одни этажи были бы жилыми, а другие отведены под мастерские художников. Это не ноу-хау, такие истории существуют по миру. Мы уже начали этим заниматься. Для «Исети» это было бы суперперспективой, гораздо более интересной, чем быть просто гостиницей «три с минусом звезды». К тому же скоро Чемпионат мира, когда нам надо будет как-то интересно представлять город. Кроме того, в документации по реконструкции уже отмечено место для функционирования культурного центра на двух этажах.

Фото: Вячеслав Солдатов

Заводы

Уральская биеннале всегда ставила акцент на то, что она – индустриальная. Работа с заводами на этот раз вышла на новый уровень.

–  Мы с художниками сели в автобус и в течение двух недель посмотрели 12 городов в регионе, – говорит Женя Чайка, куратор программы арт-резиденций. – Нас пускали в тайные помещения заводов, в цеха, нам можно было смотреть, слушать, трогать все, что угодно. С тремя заводами нам удалось взаимодействовать на глубоком уровне. Я говорю об Артинском сельскохозяйственном заводе, о фарфоровом сысертском заводе и комбинате «Магнезит» в Челябинской области. Нам удалось реализовать важную миссию – поработать с заводами с точки зрения предоставления производственных ресурсов для создания художественных работ. К примеру, коса, которую вы видели в подвале, была создана по индивидуальному заказу Стефана Тиде и по его чертежам, а фарфоровый завод своим производством помог нам сделать три проекта.

Фото: Гоша Сапожников

– Мы всегда говорим, что индустриальность заключается не только в том, что мы работаем с заводскими пространствами, – подхватывает Алиса. – Это некая глобальная исследовательская тема, это ткань, с которой мы работаем. В этом плане я бы хотела упомянуть проект ГЦСИ «Заводы. Прямая речь» Кати Бочивар – один из самых эстетских проектов биеннале, в котором мы поработали с форматом тотальной инсталляции. Материал для него был собран на четырех заводах. Были у нас спецпроекты и в Екатеринбурге. Был завод Уралхиммаш, где прекрасную инсталляцию делал Микеле Джангранде. Первый раз мы работали с заводом, который стал не просто принимающей площадкой, но и полноправным участником – рабочие вовлекались в процесс изготовления, менеджмент завода предлагал свои решения. Все это для нас – очень интересный и новый опыт.

Фото: Андрей Сергеев

– Теперь можно уверенно говорить, что мы работаем с уральским регионом в целом, – продолжает Женя Чайка. – И нашими проектами мы знакомим с регионом его жителей. Мы рассказываем о тех заводах, которые у нас есть, даже о том, где они находятся, и, иной раз, как туда добраться. Получается любопытный эффект, наши заводы – это не просто серые здания с ленточными окнами. Это люди, с которыми мы работали. Когда я рассказываю об опыте отношений с инженерами, с рабочими, я вижу, что мы открываем эти профессии для людей.

Перформансы

Важным элементом биеннале стала перформанс-платформа, которая базировалась в здании типографии «Уральский рабочий». Подробнее об этом рассказывает директор платформы Олга Комлева:

– Перформанс-платформа биеннале изначально мыслилась как площадка для глобального театрального эксперимента. Если в прошлые годы это были разовые проекты, то в этом платформа длилась ровно столько же, сколько и основная программа. Спектакли создавались специально для биеннале, для показов в маргинальном помещении заброшенной типографии. Программа была задумана, чтобы показать сценическую мощь города, в ней поучаствовали ведущие актеры города, а музыку писали и «4 позиции Бруно», и люди из Уральской консерватории. Главным хитом стал «Пролом» с Олегом Ягодиным.

Фото: Гоша Сапожников

Публика

Новинкой 3-й Уральской биеннале стала программа арт-медиации. Полтора десятка человек работали на площадке «Исети» и водили экскурсии – объясняли публике, в чем смысл той или иной работы, вступали с ними в диалог, помогали трактовать по-своему и искать ответы в себе.

Фото: Гоша Сапожников

– По нашей статистике, те, кто проходили экспозиции с медиаторами, выходили со 100%-позитивным впечатлением, а у тех, кто проходил сам, впечатления зачастую были сложными, – говорит Алиса Прудникова. – То, что всего по билетам в «Исеть» прошли 20 000 человек – очень серьезная цифра. Мимо наших окон прошел весь город, а фотографии с нашими светящимися коридорами увидело полмира.

Кроме того, впервые на уральской биеннале велась работа с детьми – медиаторы помогали им понять язык, на котором говорит современное искусство, найти способы для коммуникации. По словам организаторов, дети оказались самой благодарной аудиторией из-за открытости к восприятию и отсутствию внутренних зажимов.

Значение

В рамках интеллектуальной программы биеннале прошел симпозиум Всемирной биеннальной ассоциации. Не самый заметный с точки зрения публики, он стал одним из важнейших событий последних двух месяцев.

– То, что мы вышли на новый уровень, подтверждается огромной делегацией профессионалов со всего мира. Во многом ради этого биеннале и создавалось – чтобы войти в сонм больших проектов, когда ты видишь на улицах города директора гаванской биеннале, директора биеннале в Японии. Идея о том, что биеннале помещает город на культурную карту мира, себя оправдала – мы стали жирной точной на карте мира. И я этим очень горжусь.

***

3-я Уральская индустриальная биеннале современного искусства завершила свою работу. О том, какое влияние она произвела на регион, говорить пока рано – это станет видно только по прошествии времени. Но в том, что влияние это будет колоссальным, сомнений нет. А если абстрагироваться от таких глобальных вещей, то это были два насыщенных и увлекательных месяца.

Естественным образом назревает вопрос, что же будет с Уральской биеннале дальше. Информации пока немного, но она есть: следующая биеннале состоится в 2017 году и будет посвящена столетию революции. Большую роль в ней примет Гаванская биеннале. А перед организаторами теперь стоит задача – найти новое пространство, которое бы, по словам Прудниковой, «не померкло бы рядом с величием гостиницы «Исеть». Кроме того, нас ждет серьезная образовательная программа – «университет биеннале». Ждать осталось не так уж и долго.

 

Дмитрий Ханчин, 11 ноября 2015