Ведомости.Пятница. "Игра с погружением"
02.12.2011

Юсупова Дина

Стать папанинцем и послушать воспоминания о жизни советских детей в 1930-е годы можно на новой выставке для школьников в Санкт-Петербурге

Льдина, на которой дрейфовали папанинцы, раскололась, и вы летите спасать их, — объясняет музейная работница трем детям лет десяти. — Ваша задача — оценить возможность посадки самолета на льдину. Бортпроводник, определите, сколько осталось топлива«. Мальчик склоняется к небольшой приборной доске, пытаясь понять, какая из индикаторных стрелок показывает уровень авиационного бензина. Тем временем другой мальчик, командир экипажа, узнает направление ветра, глядя в экран-иллюминатор: там мелькают нарисованные снежные вершины, бегущие папанинцы и ветроуказатели — развевающиеся красно-белые чулки на древках. Рядом с командиром девочка-радистка, вытянув из щели в стене полоску бумаги с точками и тире, расшифровывает послание с данными о скорости ветра. Потом все трое рассчитывают, с какой скоростью им нужно приземлиться, и вводят полученное число в кодовый навесной замок на ящике. Внутри — деревянный пазл, который пригодится им в конце игры.

28 ноября Музей политической истории России (polithistory.ru) в Санкт-Петербурге открыл в своем детском филиале интерактивную экспозицию «Страна Гайдарика». Она посвящена детям 1930-х годов и состоит из двух частей: игры по мотивам героических сюжетов из довоенных книг и прессы, а также сегодняшних воспоминаний петербуржцев, чье детство пришлось на те годы. В игре детям нужно не только спасти папанинцев, но еще рассчитать оптимальный маршрут перелета через Арктику Чкалова, перебинтовать раненого на Гражданской войне в Испании и ликвидировать аварию на Кировском заводе. Все информационные материалы и инструкции группа — не больше пятнадцати детей 9-12 лет — получает в офицерских планшетах в начале игры. Вместе с экскурсоводом, который будет немного помогать, они поднимаются по лестнице на чердак. Стены оклеены обложками журналов «Чиж» и «Еж» и страницами «Правды» с заголовками вроде «Постыдная неряшливость», «Наглая провокация». Под потолком висит рама старого велосипеда, на полке стоит радиоприемник. Дверь на чердак открывается только тем, кто может составить из букв имя главного героя повести Гайдара «Тимур и его команда». Хорошо, что оно есть в названии: из семи детей, пришедших на выставку в день ее открытия, никто не читал книгу, но двое, впрочем, смотрели кино.

Выполнив задания в первой комнатке, нужно пройти в следующую — с черно-белыми детскими фотографиями в старых рамах. «Выберите, кто вам больше нравится, — предлагает экскурсовод, — и наденьте наушники, висящие возле портрета». Дети слушают пятиминутные рассказы пожилых петербуржцев о детстве. Многое в них перекликается. Одно из любимых развлечений — послушать шарманщика, зашедшего во двор, и бросить ему из окна мелочь, обязательно в бумажке, чтобы не рассыпалась. Вся жизнь — в очередях за керосином, яйцами, молоком; как только появляется очередь, дети бросают игры, встают в нее, а гонец бежит во двор за родителями.

«Когда Кирова убили, я взяла с подоконника его бюст и носила на руках, заливаясь слезами»

Почти все вспоминают убийство Кирова, но об этом у каждого своя история. «Когда Кирова убили, я взяла с подоконника его бюст и носила его на руках, заливаясь слезами», — рассказывает Рукият Шарафутдинова. «У нас как раз было новоселье, — вспоминает Ольга Абаза. — Ночью пришли — мама думала, за папой. Но оказалось, за тетей Женей. Четыре месяца она сидела, потом зашла в квартиру за своими вещами для ссылки и заодно принесла путевку в Саратов для папы. Так нас выслали».

Один мальчик, сняв наушники, тут же пересказывает услышанное: десятилетний Арсений Березин, увидев в 1939 году на площади солдат, направляющихся в Финляндию, поразился их обмундированию: несмазанные лыжи из свежих досок, вместо ботинок — жесткие валенки, которые натирают ноги, вместо курток — тяжелые и жаркие тулупы, в которых взмокнешь за полчаса. Березин, который в школе тренировался на хорошо смазанных лыжах с ботинками, понял, что солдаты идут на верную смерть.

— Что это за война была? — спрашивает мальчика экскурсовод.

— Первая мировая, — отвечает. — Нет? Значит, Вторая мировая.

Арсений Борисович Березин, тоже пришедший на открытие выставки, считает: в том, что мальчик запутался, нет ничего страшного. «Дети гораздо умнее, чем принято думать, — говорит он. — Главное — давать им правдивую информацию. Моя история о том, что и в десять лет можно адекватно оценивать происходящее, делать верные выводы, если смотреть не только на пропагандистские плакаты. Когда осуждали культ Сталина, гораздо трагичнее и сложнее это пережили те, кто раньше не замечал и не знал о нем. А для меня это не стало ударом».

Выставка станет частью постоянной экспозиции филиала. Но попасть на нее можно только по предварительной записи.

Источник - Ведомости. Пятница № 46 (278) 02 декабря 2011