Права человека в России. «В новом помещении "Мемориала" открылась выставка "Поэтика памяти"»
26 мая в новом помещении Международного общества "Мемориал" открылась выставка "Поэтика памяти", организованная в рамках поддержанного Благотворительным фондом В. Потанина проекта - победителя VII грантового конкурса "Меняющийся музей в меняющемся мире".

Основой для создания выставки стали результаты исследования в рамках проекта "Зеркало памяти. История политических репрессий в музее". В ее фокусе - разные визуальные интерпретации советской истории в современных музейных экспозициях.

"Я открываю эту выставку не только на правах хозяина помещения, - сказал на открытии директор музея "Мемориала" Никита Охотин, - но и потому что меня на протяжении многих лет крайне интересует, каким образом память о ГУЛАГе можно визуализировать, в каком образном виде ее можно представить, какой у нее цвет, какая фактура? Сделать это чрезвычайно трудно.

Что было в замысле этого проекта? Не выставка о ГУЛАГе, не выставка об истории, даже не выставка о памяти, а выставка о том, как же люди это все трансформируют. Что осталось от истории и как это можно показать, достигая каких-то целей?

Одно дело - провести такое исследование, но превратить его результаты снова в выставку - задача просто головоломная. Она была бы не решаемой, если бы мы не имели в виду, что ее цель - общая дискуссия о том, как же нам строить музей ГУЛАГа, что это должно быть: музей ужасов, иконостас, музей документов? Что является фактурой этого еще по-настоящему не созданного нигде музея?"

"Мы побывали в 15 музеях разного формата и, кроме того, использовали материалы "Виртуального музея ГУЛАГа", - рассказала автор и основной исполнитель проекта Александра Лозинская. - Мы были настроены очень критично, когда выходили в поле, и поначалу в каждой экспозиции видели, чего в ней нет, чего ей не хватает. Но постепенно проникались все большим уважением к тем, кто это создавал. Рассказывать о репрессиях - очень сложная задача хотя бы потому, что сами российские историки и российские учебники не проработали эту тему до конца.

Мы создали рабочую типологию - она довольно большая, а здесь представлены пять наиболее ярких типов экспозиционных единиц.

Есть краеведческий музей, который мы рассматриваем через метафору летописи. Это такая каша из разнообразных фактов, упорядоченная только хронологически. В ней могут находить место события репрессий, а иногда их как бы не замечают как не важные. Зато в музее есть флора, фауна края и какие-то обрывки из советской истории и истории 90-х.

Есть очень важный для нас жанр мемуаров. Это экспозиции, которые находятся в местах, связанных с ГУЛАГом и репрессиями или с известными людьми, пострадавшими от репрессий (например, музей-квартира Ахматовой в Фонтанном доме). Но сами пространства часто заполняются уже другим материалом и другими смыслами - это вполне легитимный путь их развития, вопрос только, что именно мы добавляем.

Есть тип, который мы условно назвали готической драмой, или драмой ужасов. Мы очень благодарны нашим друзьям из Музея ГУЛАГа на Петровке, за то, что они позволили нам снять свои объекты, и за то, что они открыто говорили с нами о том, что они тоже не знают, что им делать в своем музее. Мне понравилось, что они приняли нашу критику и сами согласились, что показывают много ужаса, а фактологии и аналитики им не хватает.

Есть экспозиции, которые мы соотнесли с героическим эпосом. В них очень много пафоса. Они рассказывают историю страны как историю достижений, и такие некрасивые события, как репрессии и лагеря, в них просто не могут появиться.

И последний тип экспозиций, который представлен здесь, мы условно связали с жанром жития. Чаще всего это история веры, религиозной группы, члены которой стали мучениками, и все их несчастья объясняются тем, что они страдали за свои убеждения. Такие экспозиции часто заканчиваются на радостной ноте: вот теперь все восстановлено и у нас есть право и возможность служить той вере, которую считаем правильной. Но исторические и социальные причины того, что произошло, при этом как правило никак не отражены, потому что для агиографического (житийного) типа повествования это не ценно. Репрессии оказываются ниспосланным свыше испытанием, а не проявлением человеческой воли.
На самом деле типов визуального представления темы репрессий больше, но мы выбрали эти пять как наиболее характерные".

Это комментарий Александры Лозинской сделал отдельные экспонаты выставки - фотографии жутких муляжных голов (элементы театра ужасов) или иконообразные сцены расстрела священнослужителей (элементы житий) - более понятными для посетителей. Однако многие из них высказали пожелания, чтобы описанная типология была более явно выражена в структуре выставки или хотя бы в подписях под фотографиями, потому что самостоятельно проделать подобную аналитическую работу не каждому посетителю "Мемориала" под силу. Как известно любому музейному работнику, без словесного комментария выставочный экспонат чаще всего остается "вещью в себе". Тогда как мы все заинтересованы, чтобы результаты этой серьезной работы были поняты, по достоинству оценены и послужили той дискуссии о будущем музее ГУЛАГа, о которой говорил Никита Охотин.

Николай Гладких