Интернет-журнал «Лицей». «Путевые заметки из страны людиков»

Выставка «Путешествие в страну людиков» до 29 мая открыта в Карельском государственном краеведческом музее. Это один из продуктов проекта по изучению культуры людиков – особой этнической группы карельского народа. Предлагаем познакомиться с путевыми заметками Дениса Кузнецова, заместителя директора КГКМ, одного из инициаторов проекта, которые он вел в экспедиции по карельским деревням Кондопожского района.

Ещё сто лет назад здесь работали железоделательные заводы, а Вохтозеро находилось на транзитных торгово-экономических путях между Финляндией и Россией (Олонецкой губернией). В середине XX века эта контактная ситуация отразилась в негативе – здесь произошли серьезные бои между советскими военными частями и финляндской армией. Округа деревни изобилует следами траншей, отягощена чужим металлом – гильзы от снарядов и патронов, солдатские каски…

Вохтозеро ещё в послевоенные годы была крепким социально-экономическим центром деревенской округи, о чем старожилы хорошо помнят.

Сегодня Вохтозеро – деревня на этнической границе людиков и ливвиков. Это забытое, умирающее место: сюда автобус приходит два раза в месяц, магазин закрыт, продукты привозят на машине раз в неделю. Здесь есть кладбище старых автобусов, намекающее на «0 километр» - дорожную отметку, которая стоит посередине деревенской улицы.

В Вохтозеро есть общее локальное предание об истории места, отраженное в памяти сообщества нынешних и прошлых жителей (последние приезжают сюда летом, в родные дома, которые стали дачами). В этом сообществе мы заметили условные роли:


Светлана Федоровна Кондратьева (Андреева) – учитель из Петрозаводска, каждый год летом возвращается в родной дом в Вохтозере. Столичный учитель и деревенский житель удивительно непротиворечиво сочетаются в этом человеке;

Сергей Николаевич Ипатов – лесник, художник, хранитель;

Михаил Павлович Ипатов – «знаток» деревенской жизни, устный летописец;

Евгений Григорьевич Васильев – «мастер на все руки»;

Неизвестный владелец автобусов – «предприниматель»…

В самом названии места заложено противоречие – карельская версия – Юргонмяги – означает Юркина Гора. В деревне-«острове» – трудности с водой, а одна из характерных особенностей ландшафта – водонапорные башни (мы видели три). Но свой смысл есть и в русском названии – это, вероятно, один из характерных для Карелии вариантов сележного поселения. Возникновение водораздельного или сележного (от селъг – хребет, спина, возвышенность) типа (деревни строились «при колодцах», ручьях), исследователи считают сравнительно более поздним вариантом заселения по сравнению с речным или озерным, связывая его появление с развитием дорожной сети и гужевого транспорта.


Юркостров в каком-то смысле «туристская» деревня – здесь две живописные улицы с крепкими домами традиционной народной архитектуры, построенными в основном в 1910-1920-х годах, здесь мы видели автобус с туристами из Финляндии, которые с любопытством прогуливались по деревенским улицам, есть свой песенный ансамбль «Паюрит» («Певуньи»), а жителям понятна ценность старых вещей.

Локальный местный текст – это предание по заданным, давно сложившимся моделям. Яркий рассказ мы услышали от бабушки Маши (Марии Михайловны Сошневой), чистившей горох во время беседы, – о первых поселенцах Германе, Марке, Юрке (по имени последнего видимо и получила деревня свое название). Это, по словам Марии Михайловны, карелы из новгородских земель, которых Петр 1 отправил искать золото. Сюжет предания собирает все вехи древней истории освоения северных земель – от средневековой корелы и новгородцев до горных разведчиков Петра Великого. Впрочем, по одному из рассказов, Петр оставил незавидное впечатление – бабушки вспоминали о нём, давая ёмкую характеристику: «говна ушата».


Здесь «медведей больше, чем людей», как говорит (по-русски, с карельским акцентом) Михаил Андреевич Овчинников, старожил Юркострова. Медведь, по его словам, злейший враг, и мы слышим от него охотничьи истории, с отголосками разных поверий, например, про рокового для охотника-медвежатника 40-го зверя. И действительно - на въезде в деревню нашей машине перебежал дорогу медведь. Медведи забираются на территорию действующего здесь форелевого хозяйства в попытках полакомиться рыбой. В отличие от медведей, в Юркострове всего одна корова, купленная семьей при распродаже животноводческого хозяйства, которое принадлежало до кризиса Кондопожскому целлюлозно-бумажному комбинату.

В этой деревне мы побывали мельком, на пути в Лижмозеро, но заехали специально, чтобы сориентироваться и получить хотя бы первое впечатление. Мы слышали от жителей Юркострова, Вохтозера и других деревень, что здесь рыболовные места и строят деревянные лодки.

Пялозерские промышляют придорожной торговлей живыми раками – вдоль дороги несколько соответствующих объявлений «Раки», со стрелками к конкретным домам.

Здесь обнаружилась улица из пяти небольших деревянных домов, рубленных в лапу, квадратных в плане, покрытых дранкой, звучащих контрапунктом к традиционным крестьянским домам-дворам. Как нам рассказали, местный колхоз построил эти дома после войны для высланных на 101-й километр.

Лижмозеро – островная деревня. «Остров свободы» - так называет свою деревню один из замечательных старожилов - Власов Александр Степанович. Сюда во время войны не могли попасть финны и советский спецназ по организации выжженной земли на пути врага – лижмозерские просто не дали лодок для переправы. Второе спасение карельской Кубы состоялось в 1969 году в эпоху объявления неперспективных деревень - чудом (а чудеса, бывает, случаются, благодаря хорошим людям) получилось проложить дорогу к месту переправы с материка на остров, и деревня не пропала, не затерялась в лесной глуши.


О Большом Лижмозеро прежде всего, думаешь как об идеальном месте, когда речь заходит о пленерах художников. Живой и живописный ландшафт, раскрывается уже при первом появлении деревни перед взором уставших от монотонной и медленной лесной дороги путешественников, высаживающихся у пристани на противоположном берегу от Лижмозера.

Деревня постепенно приближается рядами характерных черных с белыми оконными рамами фасадов деревянных домов. Дома возвышаются за пристанями и банями (расположенными у воды, точнее – «на воде»), как шахматные фигуры над пешками. Здесь вместо улиц – тропинки-дорожки от домов к воде. Здесь ровницы покрывают хребет острова – кучи камней, собранных с полей, за века хлебопашества в суровых северных условиях. Они соседствуют с детской спортплощадкой и ветряком с солнечной батареей, установленными в начале нашего века для обеспечения работы телефонной связи. Телефонная будка в деревне уже не функционирует. И мало кто из жителей печалится по этому поводу – мобильная связь работает на высоте (если залезть на чердак дома, например). Только вращающиеся лопасти ветряка озвучивают ветер…

Недалеко от деревни, на заросшем берегу обнаженные скалы, нагромождения каменных блоков – следы старых горных работ, на которые ходили лижмозеры. «Заработок» - так называют они это место. Совсем недалеко - знаменитые камнеобработкой Белая Гора и Тивдия, откуда мрамор с XVIII века поставлялся для строительства Санкт-Петербурга.

Лижмозерский сакральный центр – старинное кладбище и часовня Михаила Архангела «за водой», близ умирающей деревни Малое Лижмозеро. На кладбище почитаемая "могила Безнадежной девицы", когда-то жившей в деревне безродной девочки, умершей в детстве, заступницы лижмозерских во всяких бедах.

Характер людей суров и основателен, чего стоит рассказ о 85-летней бабушке Нюше Бомбиной, которая пяткой змей давила… Здесь люди не меняют культурный ландшафт, а живут в нем.

P.S. от автора. Еще два события в рамках проекта произошли на прошлой неделе в Кондопоге. Это семинар для учителей по комплексным краеведческим исследованиям и следующий за ним проектно-аналитический семинар «Этнокультурные особенности как ресурс развития территории». В последнем приняли участие представители администрации Кондопожского муниципального района, муниципальных и государственных учреждений культуры, науки и образования, туристского бизнеса, общественных организаций, СМИ. География участников семинара - Кондопога, Петрозаводск, Санкт-Петербург, Москва-Ижевск, Таллинн (Эстония). Семинар изучил опыт использования этнокультурного фактора в социально-экономическом развитии территории, а также разработал серию перспективных проектных идей. Администрация района выразила заинтересованность в дальнейшей реализации этих проектов.

Проект продлится до июля 2011 г. Мы планируем в завершение сделать ещё одну экспозицию в музее Кондопожского края, посвященную карелам-людикам.

Денис Кузнецов

Источник