Российская газета. «Лицензия на парейазавра»

Сразу несколько скелетов перм­ских тетрапод удалось откопать за короткий срок палеонтоло­гам республики.

Причем скелеты отдельных доис­торических животных находятся в такой прекрасной форме, что уче­ные свои находки называют не ина­че как крупной удачей.

Один из представителей древне­го мира - парейазавр, или, как его еще называют, щекастый ящер, по имени Лешик уже нашел свое при­станище в Музее естественной истории Татарстана. Вскоре к нему присоединятся парочка сородичей и красавица суминия. Все они ро­весники - их возраст перевалил за 250 миллионов лет.

Эти удивительные открытия сде­лала экспедиция под руководством научного сотрудника музея Олега Шиловского. Кстати, он считает себя азартным человеком, иначе, говорит, вряд ли связал бы свою судьбу с палеонтологией. В детстве вместе с отцом Олег собирал герба рии и коллекции бабочек. А сейчас передает накопленные знания своему сыну, которого берет с собой на поиски древностей.

Остров сокровищ

Вот уже долгие годы золотым дном для палеонтологов из Татар­стана является Котельническое ме­стонахождение пермских тетрапод, что а Кировской области. В мире подобных мест не так много. Похожее располагается на другом краю земли – это плато Карру в Южной Африке. Правда, там остатки ископаемых сохранились гораздо хуже, чем на Вятке.

Здесь же, в Котельническом за­казнике, настоящий остров сокро­вищ. Сами ученые называют его эпицентром палеонтологических сенсаций. Жизни не хватит, чтобы отыскать всех, кто много миллио­нов лет назад нашел на этом берегу последнее пристанище.

- В тех местах, которые мы иссле­довали в прошлом году, нынче сно­ва можно попытать счастья, - гово­рит Олег Шиловский. - Дело в том, что из года в год вода вымывает часть породы, что-то вскрывает ле­достав, поэтому там, где экспеди­ция осталась ни с чем, за год может обнажиться кость. Но это как пове­зет...

Причем, как показывает опыт, если за час поисков палеонтолог ничего не нашел, фарта не жди. Правда, судьба иногда благоволит азартным исследователям. Сколько раз так было, говорит Шиловский, час копаешь - ничего не найдешь, два - пусто, и только начинаешь сворачиваться, как пошел самый настоящий «клев».

«Удить» в Котельниче могут лишь избранные, черным копателям сюда вход закрыт. Прежде чем при­ступить к поискам, экспедиции должны заручиться лицензией, ко­торая гарантирует, что находки об­ладателя документа становятся его собственностью. Правда, есть одно «но»: останки доисторических жи­вотных нельзя продать. Найденным скелетам место в музее или науч­ной лаборатории.

Докопаться до ящеров

Искать пермских тетрапод на обрывистом берегу Вятки - все равно что иголку в стоге сена. Для начала нужно дождаться, когда уровень воды спадет и береговая линия станет шире на семь-десять метров. Вот это и будет идеальный момент для начала поисков. Как правило, это конец июля и весь ав­густ. В Котельническом заказнике чаще всего находят парейазавров. Эти доисторические ящеры по сво­ему образу жизни схожи с совре­менными бегемотами.

- Во время экспедиции мы выби­раем определенный участок бере­га, и все участники процесса мед­ленно, шаг за шагом, его осматри­вают, - рассказывает палеонтолог. - Наша задача найти торчащий ске­лет или отдельно лежащую кость. Если на такую наткнешься, надо ис­кать место, откуда она могла вы­пасть. Возможно, мы что-то пропу­стили и неподалеку лежат целый скелет или развал костей. В про­шлом году благодаря одной косточ­ке мы сделали большое открытие. На нее набрел мой сын, и мы вместе продолжили поиски. Хоть и не наш­ли остатков того ископаемого, зато чуть подальше от этого места обна­ружили скелеты двух парейазавров. Судя по их размеру примерно в полтора-два метра, это были взрос­лые особи. Они лежали рядом друг с другом в одной яме. Сейчас сложно даже предположить, как ящеры нашли свою смерть. Возможно, за­мерзли во время брачного периода. Стоит отметить, что за двадцать лет изучения Котельнического место­нахождения это была четвертая по­добная находка.

Палеонтологи в шутку назвали эту сладкую парочку Твиксом. Сей­час они находятся на препарации в лаборатории Музея естественной истории Татарстана и уже вскоре появятся на публике.

Удивительный факт, но за все время изучения мест обитания пермских тетрапод не было найде­но ни одной кладки, ни единого яйца. Если в Монголии ученые нашли яйца и детенышей динозав­ров, то на Вятке палеонтологам по­падались лишь черепа молодых до­исторических ящеров.

Дело случая

Но мало найти ящеров, их еще надо вскрыть и в неприкосновен­ном виде доставить в музей. А это довольно сложная, но не менее ин­тересная работа.

-Для начала мы определяем гра­ницы развала костей или скелета, -делится секретами своего мастер­ства Олег Шиловский. - Наша зада­ча отбить всю лишнюю породу, подкопать канаву, чтобы ящер ока­зался на постаменте. Контуры гра ниц позволяют определить, как ле­жит тетрапод - на спине, животе или его скрючило. После того как ящер оказывается на постаменте, на него накладывается гипсовая рубашка. Таким образом, получа­ется своеобразный пирожок, кото­рый укладывают в деревянные контейнеры. В таком виде его до­ставляют в музей.

Кстати, препарировать остатки ископаемых на месте нельзя, иначе это может привести к разрушению костей. Они ведь миллионы лет ле­жали в земле. Это правило наруша­ется только в том случае, когда тре­буется определить, где у животного хвост, голова или лапы. Но и тогда после препарации оголившиеся ко­сти аккуратно закрывают.

- Палеонтологические находки - это, скорее, дело случая, - счита­ет Шиловский. - Именно так в Та­тарстане была собрана первая и очень богатая коллекция останков доисторических животных. Од­нажды, проходя практику в нашей республике, студенты из Санкт-Петербурга наткнулись в овраге на череп какой-то пермской тетраподы. Так было открыто Ищеевское местонахождение. Ученые тогда еще Советской Татарии провели здесь крупномасштабные раскоп­ки и выяснили, что 200 миллионов лет назад в этом месте была река. И в песках этой дельты они нашли множество костей скелетов круп­ных пресмыкающихся.

Палеонтологи из Татарстана объ­ездили все карьеры республики, где могли бы сохраниться остатки ис­копаемых, - это поселки Печище под Казанью, Красновидово в Кам­ском Устье, а также разрезы на бе­регу Камы. После этого ученые вы­двинулись в Марий Эл. И когда основные работы у ближайших со­седей были закончены, отправи­лись на покорение берегов Вятки.

Как сказал Олег Шиловский, этим летом они опять готовы к но­вым приключениям. И надеются, что и на сей раз удача от них не от­вернется.

Кстати

Для доисторического ящера по­сетителей Музея естественной истории Татарстана просят приду­мать имя. Участникам акции «При­думай имя парарептилии» пред­стоит назвать парейазавра, кото­рый оставил цепочку следов на по­роде 250 миллионов лет назад. Это уникальная следовая дорожка, аналогов которой в мире единицы. Отпечатки лап, застывшие в кам­не, нашли на берегу реки Стрельны в Волгоградской области. Уже летом по окаменелой тропе будет ходить виртуальный ящер.

На конкурс принимаются деко­ративно-прикладные, художе­ственные и литературные работы. Победителей объявят 1 июля, ког­да следовая дорожка будет откры­та для широкой публики. Автор наиболее удачного прозвища полу­чит годовой пропуск в музей.

Светлана Брайловская

Источник: Российская газета. Волга-Кама №68 (5444). 31.03.2011