Газета "Культура". Сладкие материи истории

Сладкие материи истории. Зимние увеселения с культурным уклоном

Уже второй раз центр Коломны, старинный посад близ стен кремля, становится местом народных празднеств, устраиваемых не стихийно, на уровне балаганной самодеятельности, а с привлечением профессиональных кураторов, архитекторов, художников и музейщиков. Мы уже писали о прошлогоднем фестивале "Ледяной дом. Русские потехи от Ивана Лажечникова" (см. № 1 - 2 "Культуры" за 2008 год) , автором которого была Наталья Никитина. Уже тогда в его программу входил мини-спектакль "История со вкусом" - театрализованный рассказ о знаменитой коломенской пастиле с ее дегустацией. И вот теперь в минувшие выходные была презентована вторая часть затеи - проект "Коломенская пастила. История со вкусом", который Никитина готовила вместе с Еленой Дмитриевой.

В Коломне открылся уникальный музей - "Коломенская пастила. У Николы на Посадях". Проект стал одним из победителей V Грантового конкурса музейных проектов "Меняющийся музей в меняющемся мире" 2008 года, проводимого Благотворительным фондом В.Потанина при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и оперативном управлении Ассоциации менеджеров культуры. Экспозиция занимает старинный, с двухсотлетней историей, дом купцов Сурановых.

Собственно, экспозиции в традиционном смысле слова тут и нет - никаких ожидаемых витрин и стендов, никаких занудных бумажек с экспликациями. Музей воскресил старый дом со всей его обстановкой и укладом: кроватью с пирамидой подушек, гостеприимно накрытым столом и объемистым шкапом - сотрудники музея рассказывают, что в нем, специально купленном перед самым открытием, обнаружился тайник с золотыми монетами и любовными письмами. В горнице чирикает в клетке живая канарейка - вполне официальный "сотрудник" музея. А во дворе, на сене, лежит зашедшая в гости чудесная дворняга с черно-белой, как венецианская маска, мордой, вряд ли догадывающаяся, что находится на музейной территории - настолько подлинным кажется сам дух старинного жилья, вплоть до запахов сена и особых, "надышанных", комнат. Что уже является знаком качества для музея, посвященного столь же эфемерному, как и запах, вкусу. Вкус почти не поддается описанию, регистрации, архивированию, то есть музейному хранению, но зато, как известно еще со времен пресловутого "пирожного Мадлен" Марселя Пруста, является идеальным катализатором воспоминаний. Создатели "Музея пастилы", похоже, верят даже в то, что вкус может воскресить не только наши личные воспоминания, но и историческую память.

Изумительное яство, специально для музея вручную изготовляемое по старинным рецептам, не имеет ничего общего с одноименным продуктом, еще с советских времен продающимся в магазинах. Даже идеальный для пастилы сорт яблок "горькая зеленка" уже почти утрачен - правда, около Коломны удалось найти одичавшую яблоню, благодаря которой энтузиасты коломенского деликатеса надеются возродить "зеленку". Вкус той самой пастилы, которой Коломна славилась еще с XVIII века, а первое упоминание которой восходит чуть ли не к Домострою, вряд ли покажется знакомым кому-либо из ныне живущих, и попробовать ее пока что можно только в музее, во время этакой сугубо русской версии "чайной церемонии". За столом гостей принимают две дамы в пышных, с кринолинами, нарядах середины позапрошлого века, потчуют чаем и наливками и занимают беседами. Каждому из многочисленных сортов пастилы соответствует свой сюжет. Пастила с хмелем, использовавшаяся как лекарство от похмелья, приведет к рассказу о коломенских кабаках и трактирах. Шоколадная "Фаворитка" - о городских любовных историях. Многослойная, с фруктами, орехами и ягодами, "Союзная" - о столь же разнообразной культурной жизни города, с которым связаны имена многих известных литераторов - будь то основоположник русского исторического романа Иван Лажечников, поминавший в знаменитом "Ледяном доме" "коломенскую пастильницу" (ее, кстати, тоже предъявляют в музее - и на портрете и, даже вживую), или Борис Пильняк, написавший рассказ "Коломенская пастила". А зефирная пастила с лепестками роз располагает к разговорам о символах, знаках и тайнах, в том числе и о масонстве: с Коломной связан и знаменитый русский просветитель, сатирик и масон Иван Новиков, чье имение находилось в окрестностях города.
Подкупающее старосветское обаяние "Музея пастилы" - на самом деле результат предельно современного подхода к музеям, который и продвигает конкурс "Меняющийся музей в меняющемся мире". В известном смысле можно сказать, что это приложение языка современного искусства с его интерактивностью, мультимедийностью и, как, например, в случае с "Коломенской пастилой", "эстетики взаимоотношений" с музеями, посвященными самой разной тематике.

Открытие музея "Коломенской пастилы" включено в программу поминавшегося общегородского праздника, который в этом году называется "Ледяной дом. Коньки. Морозы. Метаморфозы". Праздник этот проходит при поддержке Администрации городского округа Коломна, Благотворительного фонда "Коломенский кремль", Некоммерческого партнерства "Город-Музей" и Коломенского краеведческого музея - институций, оказавшихся достаточно креативными и продвинутыми, чтобы снова избежать оскоминного вкуса развесистой клюквы, которой обычно чреваты подобного рода мероприятия.
В городском сквере, превращенном в настоящий каток с ледяными скульптурами, которые пользуются особенным успехом у детей, еще с прошлого года стоят и грандиозные деревянные "катальные горки", сооруженные единственным в своем роде русским народным лэнд-артистом Николаем Полисским. А сам некогда описанный Лажечниковым "ледяной дом", в прошлом году сделанный в соответствии с исторической правдой из замороженной воды, на этот раз воплотился в самых что ни на есть современных технологиях. Автор проекта Антон Кочуркин, архитектор и куратор фестиваля "АрхСтояние", происходящего в деревне Никола-Ленивец, известной именно благодаря Полисскому, соорудил фантомный дворец из экранов, на которые проецируется компьютерная графика, воспроизводящая не только архитектуру построенного императрицей Анной Иоанновной потешного дома, но и происходившие в нем события. Как ни странно, виртуальный дворец смотрелся на народном празднике вполне уместно. Возможно, что и охочие до "волшебных фонарей", фейерверков и прочих огневых и световых аттракционов современники событий зимы 1739 года, описанных в романе Лажечникова, также пришли бы в восторг от современных голограмм и лазерных шоу.

Ирина КУЛИК
Фото Ирины КАЛЕДИНОЙ