Частный корреспондент. Репортаж из поселка Талицы.
Вперед в прошлое! Репортаж из поселка Талицы, где Переславский железнодорожный музей открыл ретрошоу.

Ретротепловоз, как машина времени, отвозит нас в прошлое — на остановочный пункт с соответствующим названием «Сонный мох»… Есть в нем что-то от славянской специфики, вроде ПРП — передвижной русской печи, на которой путешествовал Иван-дурак.

Одним из победителей конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» фонда Потанина стал проект «Сельский автобус 40-х годов — дорога к музею» Переславского железнодорожного музея. При помощи раритетных машин им удалось организовать настоящий ретроспектакль.

Рельсы из древней Греции

Автобус-реплика «Рено» был сделан к телефильму «Диверсант». После съемок автобус, потрепанный «военными испытаниями», передали Переславскому железнодорожному музею. Его сотрудники восстановили «трофей», теперь он возит туристов по новой дороге в ж/д музей, базирующийся в поселке Талицы.

Журналистов, чтобы «почувствовали разницу», сначала отправили на грузовике по старому пути через так называемую Пришвинскую тайгу.

Лес, названный в честь великого русского писателя (творившего в этих местах и об этих местах), можно было рассмотреть фрагментарно — «картинка» из-за ухабов подпрыгивала.

Пропитанный сосновой смолой воздух тоже прибавлял бодрости. Вспомнилось, как, будучи студентом, я примерно таким образом добирался на тракторном прицепе до поля — помогать колхозникам собирать урожай…

Далее корреспондентов пересадили на древний «Рено», напоминающий трансформаторную будку на колесах. Директор музея Сергей Дорожков рассказал, что Луи Рено поставлял такие автобусы немцам во время Второй мировой, клепая их из самых дешевых материалов, включая фанеру. После войны французы за предательство экспроприировали у Рено концерн в пользу государства.

Отправились уже по ровной дороге, хотя комфорта в этом скрежещущем транспортном средстве было немного (может, французы поторопились с «раскулачиванием» Луи?), но экзотика ощущалась вовсю!

В музее Сергей Дорожков продолжил экскурс в прошлое. История железнодорожного дела начинается, разумеется, с изобретения рельс.

В древней Греции, чтобы на узких дорогах повозки расходились, стали долбить колеи в мостовых. Повозки по колеям таскали лошади. В эпоху металла вместо колей появились рельсы, а лошадей заменили паровые машины. Всё это произошло в Англии в XVIII веке.

В России в начале XIX столетия общество только активно обсуждало будущее нововведение. Всерьез поднимался вопрос, использовать или нет крестьян на очистке снега. Пушкин как народный защитник высказывался против! Предчувствовал, вероятно, появление снегоочистителей.

Все эти общественные ураганы бушевали задолго до того, как был пущен первый паровоз. Как это характерно для нашей родины: пока англичане совершенствовали свое детище, мы дискутировали. Кстати, история российской ж/д действительно как-то связана с судьбой Пушкина: первая российская железная дорога называлась Царскосельской, а открытие ее состоялось в год смерти поэта — в 1837-м.

В царской России было три класса пассажирских вагонов. Первый — купе с диванами из кожи и бархата, второй — мягкие сиденья попроще, третий — деревянные лавки. После революции остался только третий класс. И то крайне ободранный («кто был ничем, тот стал совсем»). Не графья, и так поездят.

Узкоколейки использовались там, где нет мощного транспортного потока, — это в первую очередь торфо- и лесоразработки. Под Переславлем добывалось немало торфа, который служил топливом вместо угля. На местной узкоколейке было и пассажирское движение — вплоть до 2003 года.

Передвижная русская печь

В музее есть несколько паровозов, но особый интерес вызывают автомобили (мотодрезины) и трактора (мотовозы) на железнодорожном ходу.

Есть в них что-то от славянской специфики, вроде ПРП — передвижной русской печи, на которой путешествовал Иван-дурак.

Наиболее экстравагантный экспонат из этой серии — черный и важный ЗиМ (ГAЗ-12) 60-х годов. Руководству Нижегородской железной дороги не нравились стандартные мотодрезины, и они приказали поставить на рельсы самую шикарную машину СССР. Получилась мотодрезина представительского класса, поскольку в 60-х начальство уже решило отделиться от «простых граждан».

Глядя на это техническое диво, на ум приходит фильм Эмира Кустурицы «Жизнь как чудо», где герои на подобном авто рассекали по просторам Сербии.

Самый фантастический из подобных самоделок был самолетный фюзеляж, поставленный на рельсы, — такой подарок сделали друзья Василию Сталину.

Сын вождя был генералом авиации и теперь мог не расставаться с привычной для летчика обстановкой, даже добираясь на место охоты. Братья-славяне горазды на выдумку! Но что касается надежного конвейерного производства — мы пас!

Есть в музее и автопарк, но, как сказал Дорожков, патриотических чувств он не вызывает. Только однажды советские инженеры решили не копировать один к одному западный образец, а как-то так, приблизительно.

И в 1924 году соорудили автомобиль, который по стоимости во много раз превысил импортный аналог. Больше не выпендривались, а пытались наладить производство относительно дешевых «фордов» (или авто иных западных марок), поменяв империалистические символы на серп и молот.

Парк культуры и отдыха

Туристов и журналистов ожидало еще два аттракциона.
Первый — прокатиться 500 метров на ручной дрезине. На старте развиваешь приличную скорость. Но метров через триста силы тают. Еле-еле добравшись до тупика, пассажиры соскакивают и фотографируются, отдыхая в процессе. Обратно опять выжимают максимум — энергию сообщает вид толпы встречающих.

Второй — путешествие на составе, состоящем из двух вагончиков, которые небольшой тепловоз ТУ-4 тянет вглубь чащи. Вагончик, конечно, третьего класса (или чуть ниже). Но там испытываешь очень странное ощущение, словно бы все нереально, будто попал в поезд из мульта «Алиса в Стране чудес».

Ретротепловоз, как машина времени, отвозит нас в прошлое — на остановочный пункт с соответствующим названием «Сонный мох». Там загадочная табличка со следующим расписанием: «1 раз — туда, 2 раз — туда, 3 раз — оттуда».

То есть из минувшего не очень-то и рвутся, если на каждые две поездки «туда» только одна — «оттуда». Это уже как в фильме «Назад в будущее» Роберта Земекиса. Там у них, помнится, машинка времени тоже разгонялась по рельсам…

Вырвавшись из «сонного» мира прошлого и увидев на подъезде к столице блочные многоэтажки, почему-то уже с ностальгией вспомнился крошечный состав, крадущийся по лесу, тарахтящая дрезина и «трансформаторный» французский автобус.

И снова возникло желание когда-нибудь отправиться «туда».

Текст и фото Константин Рылёв
Частный корреспондент