Взгляд.ру. Музей-шоу.

Музей-шоу. Награждение победителей конкурса «Меняющийся музей…» Экспозиция Пригова в ГЦСИ «Посредине мирозданья». Ретроспективная выставка Новикова в ART4

Российские музеи шоу-индустрия и медийные технологии обходили стороной. Собственно, и сами музейные сотрудники к подобной модернизации относились скептически и безынициативно. Только после учреждения пять лет назад фондом Потанина грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» ситуация кардинально изменилась.

В этом году – 300 заявок. Победителями стали около 30 проектов. Между ними будет распределено 15,4 млн руб. Максимальный грант – 700 тыс. руб.

Бал победителей

«Посетители причащались к искусству авангардного художника и поэта» Церемония награждения победителей в Государственной Третьяковской галерее была обставлена шикарно: джаз, шампанское, девушки в алых платьях выносят на сцену призы в виде двух прозрачных кубов.

Новый министр культуры Александр Авдеев сообщил, что музеям приходится приспосабливаться к быстро меняющимся условиям. Но главное – модернизировать сознание самих музейных сотрудников, дабы они креативно подходили к поиску идей и спонсоров. Забавно, что в качестве «деловых партнеров» им удалось в свои сети заполучить даже СИЗО и трамвайное депо.

Перечислять все проекты-победители не имеет смысла – их слишком много, но можно выделить две категории: социальные и развлекательные. В первой отличился Музей археологии для слепых детей в Историческом музее (Москва), где была реализована программа интерактивной игры «Как жили люди в древности». Столичный музей «Огни Москвы» разработал программу «СВЕТлое детство» для детишек с интеллектуальными нарушениями.

Что касается шоу, запомнился коломенской музей «История со вкусом», где знакомят с историей местного купечества параллельно с дегустацией пастилы – как основы их процветания. В зале присутствовала колоритная женщина в золотом кокошнике, та самая, что потчевала народ пастилой на экране.

Неплох «Сельский автобус 40-х годов» из Переславского железнодорожного музея, где задумано пустить по маршруту автобус-реплику RENAU 40-х годов с воссозданием окружающей обстановки: плакатов и дорожных знаков в стиле середины ХХ века.

Танго Пьяцоллы, шутки, счастливые лица музейщиков говорят о том, что атмосфера в этой области культуры переменилась на позитивную и творческую. Как выразился директор музея «Куликово поле» Владимир Гриценко: «Нас перестали воспринимать как ветеранов Куликовской битвы».

Причащение

В Государственном центре современного искусства открылась вторая персональная выставка Дмитрия Александровича Пригова(1940–2007) под названием «Посередине мирозданья» (куратор Виталий Пацюков). Здесь, в отличие от выставки в ММСИ (в Ермолаевском переулке), акцент сделан не на литературное творчество Дмитрия Александровича, а на изобразительное: воссозданы по приговским рисункам пространственные инсталляции.
Главные цвета традиционно радикальны для приговских вещей: черный, белый и красный. (К такой палитре из современных живописцев склонен разве Каллима, пишущий на темы Чеченской войны).

В отличие от инсталляций в ММСИ, в данных работах присутствовала фигура уборщицы в монашеском балахоне. Эта мистическая уборщица – еще один художественный персонаж, олицетворяющий очистительную, «ревизионерскую» деятельность Пригова в российской культуре.

Одна из четырех инсталляций на выставке сделана не по приговским эскизам – это оригинальная работа Леонида Тишкова «Акустическое облако». Она представляет собой горизонтально висящую на канатах фигуру, спеленутую рясой. Когда подходишь ближе, слышишь как фигура «звучит» голосом Пригова: он читает стихи, поет оперу, спорит. «Монаха» Тишков собрал из двенадцати динамиков, придав им под тканью очертания человеческой фигуры.

Будучи «спеленутым» ограничениями советского государства, Пригов, по сути, выполнял роль проповедника, умудряясь глубокие философско-эзотерические знания (в 70-х он, случайно получив допуск в Фундаментальную библиотеку, пять лет изучал весь запрещенный набор: от лекций немецкого мистика Штейнера до книг Радхаркришнана и русских религиозных философов) выражать средствами актуального искусства.

Поэтому метафорический портрет Пригова в исполнении Тишкова точен и по форме, и по содержанию. И вполне достоин памяти основателя московского концептуализма, показывая, что у того под оболочкой интеллектуала скрывалась архаичная ипостась юродивого от культуры.

Где присутствует приговский дух, начинается перформанс, не предусмотренный официальным сценарием. Вдоль инсталляционных бокалов с красной жидкостью прохаживалась толпа гостей с настоящим красным вином в стаканчиках. Посетители словно причащались к искусству авангардного художника и поэта.

Секретная разработка

Третье мероприятие не обещало стать перформансом, однако без представления не обошлось. И здесь свою роль сыграл бокал из-под вина.

На открытие обширной экспозиции, посвященной основателю питерского неоакадемизма Тимуру Новикову(1958–2002), прибыла культурная делегация из города на Неве в составе художника и исполнителя главной роли в культовом фильме «АССА» Сергея Бугаева (Африки) и искусствоведа-куратора Екатерины Андреевой (Русский музей).

От Москвы за круглым столом сидел сам хозяин Музея актуального искусства Игорь Маркин, отметивший год существования своего детища открытием новиковской экспозиции и шампанским. Компанию галерейщику составил художник-марксист Гутов. Куратор и заведующий отделом новейших течений ГТГ Андрей Ерофеев не явился (говорят, из-за антагонизма к питерской школе). Связующим звеном между двумя столицами оказался режиссер «Ассы» Сергей Соловьев.

На стенах висели знаменитые «горизонты» Новикова: гобелены, состоящие из двух полотен разного цвета с одним маленьким объектом внутри: корабликом, домиком, самолетиком. Смесь метафизики Малевича с наивностью детского рисунка.

Андреева несколько витиевато заговорила о роли питерской школы неоакадемизма. Что еще Сократ поведал (в «Пире» Платона), что искусство двигает Эрот. Он, преобразуя Хаос посредством красоты и любви, уничтожает смерть. Чем и занимаются гении, такие как Эрот и Новиков. И свою новую статью о художнике она так и назовет «Гений Тимура».

Бугаев сообщил, что существует конкуренция московской и питерской тусовок. Но что они с Тимуром еще с 1982 года готовили культурную революцию. Когда она грянула в середине 80-х – это событие коснулось всех. «Но теперь, кажется, даже последствия ее прошли, – улыбаясь, заметил Африка. – Однако мы использовали не всё оружие, остались некоторые секретные разработки», – завершил он спич в духе курехинского абсурда.
Сергей Соловьев сказал, что долго слыхом не слыхивал ни о каком авангарде. «Но вдруг в Питере у Тимура я увидел эту красоту, – обвел он руками «горизонты». – Эти «тряпочки» висели напротив окон КГБ, поскольку мастерская Новикова находилась в соседнем здании».

«Я не очень разбираюсь в актуальных направлениях, – продолжил Сергей Александрович. – Но вот если дерьмо на столе лежит, то как его концептуально ни назови – это просто дерьмо на столе. А в эти вещи Тимур вложил любовь. И она передается всем нам, как ощущение праздника!» Режиссер сорвал аплодисменты.

Попросили высказаться о Тимуре московских критиков. Один из них обнаружился в глубине ART4. Начал критик так : «Я, к сожалению, не успел посмотреть всю выставку, но могу сказать: надо учитывать, что Новиков был фашистом и… педерастом».

Наступила неловкая пауза.

Тут Африка оживился: «Мы что, переходим на понятия? Давайте придерживаться какого-то уровня». – «Дело в том, что Новиков был…» – неумолимо повторил критик.

Тогда Бугаев встал с бокалом из-под шампанского и зловеще произнеся: «За слова надо отвечать», – ударил им о стол, так что хрупкая стеклянная ножка бокала отлетела. Направив «розочку» в сторону оторопевшего критика, Бугаев заметил: «Так что, будем отвечать за слова?…Мы не позволим оскорблять память нашего дорогого друга!»

Критик как-то оплыл в кресле и не нашелся, что ответить.

«Я пошутил», – быстро добавил Африка и сел на место. Вероятно, это была одна из «секретных разработок».

Напряжение спало. Все подумали: какой красивый, благородный жест. Действительно, нельзя же так себя вести, как этот критик. А тот уже очухался: «Так я могу сказать?» – «Вы уже сказали, – недовольно зашелестела публика. – Новиков как фашист и …»

Грохнул гомерический смех. Критик обиделся и пообещал больше ничего не говорить. Никто не стал возражать.

В дальнейшем обсуждение проходило без эксцессов. Маркин уже и так нервно смеялся: посуды может не хватить. Хотя, с другой стороны, если это действо перевести в разряд перформансов, можно сказать, что годичный юбилей музея актуального искусства удался. Побитый бокальчик – готовый экспонат.

Напоследок Маркин спросил питерскую делегацию уже как коммерсант: «Ну, а в мире-то Тимура знают?» На что Соловьев авторитетно заметил, что видел как на выставку Новикова в Нью-Йорке заявился Ричард Гир и был в восторге.

«Их надо скопом, Мадонну и других в Голливуде, таскать на экскурсии по нашим выставкам, глядишь, их культурный уровень повысится. Но пока этого не происходит, хороший художник – больше частное дело, чем общественное», – философски изрек режиссер, похоже, не слишком этим ответом удовлетворив галерейщика.

Для тех кто, вслед за Ричардом Гиром захочет лицезреть работы хорошего художника, сообщаю: экспозиция продлится до конца июня. Show must go on!

Текст: Константин Рылёв