Независимая газета – Ex Libris. Дорога вечности и вечной суеты

Музей на Великом тракте. Дорога вечности и вечной суеты

Сибирский тракт… Главная и самая длинная русская дорога знавала царей и каторжников, путешественников и поэтов, слыхала песни ямщиков и заунывный звон бубенцов почтовых троек, вой волков и стоны заключенных. Она стала воплощением «русского пути» и первым общенациональным проектом.

В Удмуртии, где сохранился значительный участок старой «государевой дороги», усилиями коллектива единомышленников – краеведов, специалистов музеев и органов охраны памятников – осуществлен уникальный социокультурный проект, погружающий в мир прошлой и сегодняшней русской жизни.

В 2002 году для изучения культурного наследия Сибирского тракта была предпринята комплексная экспедиция под руководством краеведа Павла Рогатнева. Археологи, историки, этнографы убедились, что потенциал тракта для развития региона огромен, и увидели тревожные подробности: памятники, связанные с историей великого почтового, административного и кандального пути, разрушаются, участки дороги распахиваются, уходят из жизни люди, унося с собой свои никем не записанные воспоминания. На выступления ученых откликнулись организации культуры, представители бизнеса, журналисты и, что самое главное, местные жители. Так появились необычные музеи – Музей Сибирского тракта в селе Дебесы и его филиал – Музей арестантского быта в деревне Бакчеево. …

Добирались мы в Игринский район из благоустроенной ижевской гостиницы часа два в трясущемся по неровной дороге автобусе. День был пасмурным и холодным, лил дождь, так что настроение у всех было почти арестантское. И вот наконец Дебесы. Здесь шутят: «Там-де бесы…»

Как и всем приезжающим сюда туристам, нам было предложено посадить вдоль подлинного участка дороги несколько молодых березок. Дело в том, что старые деревья, появившиеся вдоль Сибирского тракта по распоряжению Екатерины II (чтобы путники не теряли дорогу в снег и непогоду), сейчас сплошь гибнут – не живут в Сибири березы дольше двух веков. Теперь следить за саженцами будут музейные сотрудники, а в прошлом такую повинность несли местные крестьяне, обязанные селиться вдоль обочины, расчищать дорогу, по требованию проезжавших предоставлять провиант.

Дальше события развивались еще более натуралистично – наш автобус резко затормозил, пропуская группу арестантов – одетых в серые холщовые халаты и лапти угрюмых мужиков и баб. Из-за скованных кандалами ног быстро отойти на обочину, даже подгоняемые прикладами и окриками часовых, они не могли. Испуганные ребятишки, ехавшие в телеге, жались друг к другу. Словно в машине времени, мы перенеслись в прошлое – началась театрализованная программа, участниками которой вместе с музейными сотрудниками стали мы сами.

Дебесы – точка пересечения двух веток старого тракта: Петербуржско-Вологодской и Московско-Казанской. Через Дебесы пролегал путь Радищева и Достоевского, декабристов и петрашевцев. Местные жители не дали дорожникам запахать старый участок дороги, проходивший через село. Эта поистине народная инициатива привела к созданию в Дебесах Музея истории Сибирского тракта, расположенного в здании старинной воинской казармы. К музею относится и сохраненный жителями участок старого тракта.

Экскурсовод поведал нам о судьбах самых разных людей – первопроходцев, служилых, купцов и путешественников, что следовали «государевой» дорогой по своей и не своей воле. В музее собраны и мифологические истории, прочно осевшие в сознании местных жителей. Они утверждают, что по Сибирскому тракту некогда проезжала Екатерина II. Свой чепец в реку уронила – отсюда река Чепца. Хоть и неизвестен этот факт исторической науке, здесь «помнят», что карета у нее поломалась, и деревню на месте поломки назвали Полом. В бане императрица мылась не где-нибудь, а в деревне, называющейся Бани. А где вдыхала чудесный местный воздух, там появилась деревня с иноземным названием Озон. Из поколения в поколение передают здесь легенды о путешествиях по тракту Горького, Есенина, Маяковского. Дорога породила интересный феномен: представление, что любой мало-мальски значимый в истории России деятель обязательно должен проехать по Великому Сибирскому пути.

Есть в музее и материалы, посвященные ямской гоньбе, коллекция бубенцов и поддужных колокольчиков. Кстати, услышали мы и новое для себя объяснение этимологии выражения «ни зги не видно»: згой называли здесь окольцовку дуги конской упряжи.

Далее наш путь лежал в деревню Бакчеево, где в сохранившемся с 1837 года арестантском доме, этапной тюрьме для ночлега ссыльных и каторжан, открыт Музей арестантского быта. Здесь нам пришлось «примерить на себя» роль заключенных по-настоящему. Тем, кто отважился, надели тяжелые гремящие кандалы, арестантский костюм, а заодно и предупредили, сколько раз в год положена смена белья. Строго по рациону каждый получил пайку арестантской каши и отправился отдыхать на двухэтажные деревянные нары.

Музейные сотрудники сокрушаются: когда делали ремонт в здании, щетками отдирали с бревен позднюю побелку. Только потом обнаружили, что кое-где на стенах были нацарапаны записки заключенных. Жаль только, что прочесть их теперь можно только с помощью специальной техники, а денег на это пока нет.

В районе вообще живется непросто – сельскохозяйственный, дотационный, он на 85% зависит от бюджета республики. Половина его территории покрыта лесом, колхозникам платят в месяц не более 500 рублей, а рабочих мест совсем немного. Проект «Дорога вечности и вечной суеты», осуществленный с участием музеев, – это первая попытка привлечь сюда туристов и повысить благосостояние местных жителей.

Елена Медведева
Опубликовано в Независимой Газете от 06.11.2008
Источник