Пермский краеведческий музей напомнит посетителям, в каком геологическом периоде мы живём

Статья в электронном периодическом издании «Новый компаньон»

Оказывается, в Пермском крае больше нет выхухоли. Ещё полвека назад была — а сейчас нет ни одной особи. Буквально в прошлом году ураган на Кубе полностью уничтожил популяцию милейшей водяной крысы — не могут найти ни одного гнездовья. Вот так: раз — и целый биологический вид исчез... «Мир меняется. То, с чем мы росли, остаётся только в музеях, а снаружи мир вымирает», — с таким мрачным предисловием руководитель отдела природы Пермского краеведческого музея Юлия Глазырина начала рассказ о новом проекте музея — «Добро пожаловать в антропоцен».

«Добро пожаловать в антропоцен» — проект-победитель грантового конкурса Благотворительного фонда Владимира Потанина в номинации «Открытая коллекция». Замысел пермских музейщиков — заново представить зрителям зоологические и энтомологические коллекции, а также гербарии: их в запасниках огромное количество, но выставлять их негде. Согласно идеям авторов проекта, важно не просто сообщить, что музей хранит множество засушенных жуков и бабочек, но дать понять, что именно в этих коллекциях фиксируется и сохраняется стремительно проносящаяся мимо нас история биологических видов.

Этот проект удивительно подходит к названию потанинского конкурса — «Меняющийся музей в меняющемся мире». Пермские музейщики говорят именно об этом: мир не просто меняется, он меняется глобально, неотвратимо и стремительно, и это заставляет музеи пересмотреть свои функции и повышает их ответственность перед человеком и историей.

Отправной точкой проекта стало понятие антропоцена. Этот термин появился около 20 лет назад: именно тогда впервые была сформулирована теория о том, что предыдущая геологическая эпоха — голоцен — завершилась и начался антропоцен, названный так из-за высокой степени антропогенного воздействия на биосферу. Для того чтобы зафиксировать новый геологический период, нужно как минимум два фактора: во-первых, массовое вымирание биологических видов и появление новых, а во-вторых, изменение химического состава земной коры. Именно изменение химического состава земной коры называют «золотым гвоздём» — оно является границей между геологическими периодами. Так, в конце мезозойской эры, когда вымерли динозавры, отмечено повышение в земной коре количества иридия, принесённого на Землю гигантским метеоритом.

Оба фактора в истории с антропоценом срабатывают: массовое вымирание видов зафиксировано, оно связано в первую очередь с активной вырубкой лесов; химический состав земной коры тоже изменился — появилось огромное количество пластикового мусора, а также радиоактивных элементов, накапливающихся в результате ядерных испытаний. Вот почему в августе 2016 года на Международном геологическом конгрессе в Кейптауне учёные официально объявили о том, что голоцен завершён и начался антропоцен.

У этой точки зрения всё ещё есть противники, но их принципиально меньше, чем сторонников. Кроме того, идут споры о том, где именно «забить» «золотой гвоздь» и начать отсчёт новой геологической эры. Большинство учёных называют середину ХХ века — начало активных ядерных испытаний, но есть и сторонники 1800-х годов — начала промышленной революции, и даже отметки в 40 тыс. лет назад — появления человека. Так или иначе, но новый геологический слой Земли мы своей деятельностью обеспечили.

В последнее время прошло несколько больших международных конференций музейщиков, где специалисты обменивались точками зрения о том, как музей должен изменить свою функцию, раз уж человек стал такой сокрушительной силой.

Команда Юлии Глазыриной считает, что нужно как можно больше говорить об этом, напоминать о том, что человек сегодня — важнейший фактор формирования окружающей среды, всех её составляющих — от атмосферы до литосферы. В рамках проекта «Добро пожаловать в антропоцен» разработана система подхода к музейной деятельности, общий посыл которой — не производить лишнего, не приближать катастрофу. Отныне музейные афиши печатаются на бумаге вторичного производства, а бумага для внутренней циркуляции обязательно используется с двух сторон. Даже в сувенирной продукции соблюдается этот принцип: сувенирные стикеры делаются двусторонними, чтобы ничего не выбрасывать.

Один из главных способов стать антропоцен-френдли — активнее переходить на небумажные коммуникации. Чем больше виртуальной реальности, тем лучше для окружающей среды. Поэтому свои старые коллекции, запечатлевшие биологическое разнообразие Уральского региона столетней давности, коллектив музея будет представлять в мультимедийной версии. Для того чтобы сделать это как можно более креативно, пригласили художника с причудливым именем Аксель Страшной. Корни у него российские, сам он аргентинец, живёт в Финляндии. Специальность художника — научно-популярное творчество, и он один из ведущих мастеров этого направления в мире.

Среди его проектов — фильм для полнокупольных планетариев «Полярное сияние». Он не только создаёт имитацию зрелищного природного явления в помещении планетария, но и рассказывает о людях, которые это явление изучают и фиксируют. Ещё один фильм Акселя Страшного рассказывает об экспедиции Нильса Адольфа Эрика Норденшельда, норвежского географа XIX века, который первым прошёл по Северному морскому пути из Норвегии в Японию. Интересно, что в фильме учёных позапрошлого века играют их современные коллеги.

Самый нашумевший проект художника называется «Неомилодон». История такая. В высокогорных пещерах Патагонии, где очень сухой воздух, сохранились шкуры ископаемого гигантского ленивца — милодона, и сохранились так прекрасно, что кажется, будто животное всё ещё существует. Энтузиасты-криптозоологи до сих пор собирают экспедиции на его поиски.

Останки милодона хранятся в шести музеях мира, и в этих шести музеях Аксель показал передвижную выставку, где собрал фейковые доказательства существования неомилодона — современного потомка ископаемого зверя. С одной стороны, остроумный розыгрыш, а с другой — стимул для любопытных погрузиться в тему и начать собственные исследования.

Такой подход к музейной тематике очень соответствует замыслам Юлии Глазыриной и её коллег о том, как заново открыть для посетителей старые коллекции отдела природы и связать эту подачу с проблемой биоразнообразия в эпоху антропоцена. Каким именно проектом завершится сотрудничество пермского музея и аргентинско-финского художника, пока неизвестно. Аксель Страшной только начал знакомство с коллекциями, результат он намерен предъявить в сентябре.

Между тем программа «Добро пожаловать в антропоцен» уже идёт. Создан её фирменный стиль — им занимался пермский художник Пётр Стабровский. Фирменные цвета «Антропоцена» — чёрный и белый. В этой строгой гамме художник создал логотип проекта — круглая белая Земля на фоне чёрного пространства.

Этот белый круг может превращаться в лупу, в иллюминатор, который, будучи наведённым на предмет, фокусирует на нём зрительское внимание. Очень полезный инструмент.