«Культура слишком важна, чтобы быть вне зоны полемики»

В конце ноябре — начале декабря прошел V Санкт-Петербургский международный культурный форум, на котором было затронуто множество важных для арт-сообщества тем. Так, в рамках форума Благотворительный фонд Владимира Потанина и Государственный Эрмитаж 1 декабря провели интеллектуальный марафон «Национальное и глобальное в современном искусстве», в котором приняли участие не только российские, но и зарубежные искусствоведы, критики, представители музеев и кураторы, в том числе Дмитрий Озерков, Николя Люччи-Гутников, Ольга Свиблова, Василий Церетели, Поль Дюжардан и другие. Поводом к проведению дискуссии стал совместный проект фонда и Центра Жоржа Помпиду «Коллекция!», в рамках которого Помпиду получил в дар порядка 300 произведений искусства России 1950–2000-х годов. Журнали «Артгид» встретился с генеральным директором Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксаной Орачевой, чтобы продолжить разговор — о форуме, марафоне, а также о грантовых музейных конкурсах и принципах работы фонда в области искусства.

 

Анна Матвеева, Артгид: Предполагало ли участие фонда в Санкт-Петербургском форуме какие-то вещественные итоги? Например, изменения в законодательстве или что-то подобное?

О.О.: Изменения в законодательстве не появляются из интеллектуальных марафонов. Это другой формат работы. Но благодаря марафону станут видны проблемные точки, которые требуют более пристального изучения. Они обычно проявляются как раз в диалоге. Но для нас этот форум и марафон — не разовое событие. А часть большой инициативы фонда по продвижению русского искусства, которая включает в себя и проект с Центром Помпиду, и просветительский курс Академии Arzamas, и книгу «Россия. ХХ век», которая недавно вышла на английском и французском языках. Мы продолжим диалог об искусстве ХХ века на других площадках, в частности тоже вместе с Эрмитажем будем обсуждать эту тему на конференции Calvert 22 Foundation в Лондоне в следующем году. Планируется серия круглых столов в Москве. То есть это не то, что мы собрались, поговорили и разошлись: сейчас форум охватил широкий спектр тем, дальше они будут расходиться в более точечные дискуссии, где могут быть свои результаты. На самом марафоне никаких договоров не заключалось: это были пять часов чистого общения. Пять часов про современное искусство — трудно представить, но были и те, кто оставался там от начала до конца!

Мне кажется, неплохим итогом таких мероприятий становится появление новых партнерств. Мы собрали разные организации из разных городов: это некий смотр лучших практик, который позволяет примерить их на себя. Кстати, мы гордимся, что среди спикеров — наши грантополучатели, рассказавшие о проектах, получивших поддержку фонда. Например, в секции по музейному образованию была представлена магистерская программа Политехнического музея, разработанная на грант фонда совместно с Высшей школой экономики. Это практическая вещь — вот она, с ней можно познакомиться, и это расширяет кругозор всех остальных. В рамках форума состоялись подписания некоторых соглашений. Но это скорее публичный итог работы, нежели что-то еще, поскольку соглашения всегда готовятся заранее, но сам акт подписания приурочен к форуму. Все же самое ценное на таких мероприятиях — это общение людей, разделяющих взгляды на культуру, возможность найти других людей «в теме» и с ними взаимодействовать.

А.М.: В последний год одной из самых острых тем культурной полемики стало сотрудничество государственных и негосударственных институций и государственная политика в области современного искусства, которая вдруг стала существовать и которой многие недовольны. Вам как фонду насколько важна эта тема? Как вы имеете с ней дело — ведь понятно, что, с одной стороны, мы не можем вообще не иметь дела с государством, а с другой — не можем принимать цензуру?

О.О.: Фонд работает иначе. Мы поддерживаем в первую очередь проектную деятельность. И, говоря о поддержке современного искусства, мы имеем дело не с конкретными работами или галереями, а работаем с более широким контекстом. Один из приоритетов, как я уже сказала — просвещение. Другой — образование и создание возможностей для диалога, например, с художниками. Или разработка курса по искусству ХХ века, который мы делали вместе с проектом Arzamas. Наш формат работы не предполагает выбор «что нравится, а что не нравится». Наша цель — через призму современного искусства показать многообразие идей, подходов, проиллюстрировать, как оно может стать площадкой для диалога, если встречаются представители разных аудиторий, например, профессионалы с непрофессионалами. При таком подходе нам в чем-то легче, чем организациям культуры, которые занимаются искусством: мы же не проводим выставок, поэтому все вопросы, касающиеся тематики, сразу снимаются.

ЧИТАТЬ ИНТЕРВЬЮ ПОЛНОСТЬЮ