По шелковому следу

Индивидуальные гранты на научные поездки и стажировки сотрудников Эрмитажа – ещё одна ежегодная программа Благотворительного фонда В. Потанина. В 2015 году по ней получили поддержку 25 музейных специалистов. Среди них – Анастасия Теплякова, временно исполняющая обязанности главного хранителя Отдела Востока Государственного Эрмитажа.

Научный сотрудник Анастасия Теплякова работает со средневековыми тканями. Предмет её исследования и хранения – текстильные археологические памятники монгольского периода (от XIII до XV вв.), найденные на территории Золотой Орды и произведенные в центрах от Китая до Италии. Грант фонда Потанина Анастасия получила на стажировку во французском городе Лионе, в Международном центре изучения старинных тканей, который существует на базе Исторического музея Лиона. Место выбрано не случайно: здесь находился старейший центр текстильного производства, история которого исчисляется с XVI века. В 1954 году, чтобы сохранить традиции производства, обучения и описания тканей, в Лионе был создан исследовательский и образовательный центр. Сейчас его членами являются многие крупнейшие музеи мира, такие, как музей Метрополитен в Нью-Йорке, Виктории и Альберта в Лондоне,  китайский Национальный музей шёлка в Ханчжоу и другие.

Попасть на стажировку в Лион – мечта многих реставраторов и хранителей тканей. Ежегодные технические курсы настолько востребованы, что запись на них ведётся на годы вперёд. Это притом, что почти все специалисты приезжают учиться на средства грантов. Занятия ведутся на французском языке, но в живом общении всегда есть возможность уточнить какие-то детали по-английски. В конце августа – начале сентября 2015 года Анастасия Теплякова прошла первую часть курса в числе 16 музейщиков, съехавшихся со всех уголков Европы.

– Главное, чему я научилась в Лионе – это методике определения ткани и работы с ней, – рассказала Анастасия. – Часто, когда видишь ткань в коллекции музея, ты не понимаешь, как к ней подступиться. Нас учили определять материал, не нося его в физико-химическую лабораторию, а что называется органолептическим методом, то есть, смотря, пробуя, изучая отдельные нити. Так можно распознать основные материалы, такие как шёлк, хлопок, лён. Мы учились определять направление ткани по основе и по утку, отличать лицевую поверхность от изнанки, правильно составлять досье – не только атрибуцию, датировку, сохранность, но и структуру переплетения, на каком ткацком станке она могла быть создана. Каждый день мы работали с 9 утра до 6 вечера, и за эту практику я изучила порядка 100 образцов тканей, нам дали около 50 современных образцов с собой – они были сделаны специально для курсов. Но нам также приносили и показывали реальные исторические ткани, рассказывали, как они производились, как их правильно описывать, изучать, какие термины использовать и т. д. Кроме того, я привезла большое количество сопроводительного материала, который до сих пор разбираю. Учёба стала хорошей базой, которая дала мне толчок к развитию. Теперь мне существенно легче читать литературу на иностранных языках и понимать, наконец, что кроется под теми или иными терминами. Могу заниматься своими исследованиями, основываясь на полученных знаниях. Вообще я вернулась с большим энтузиазмом. Сейчас закончила научную статью, которая выйдет в следующем сборнике Государственного Эрмитажа. В январе 2016 г. на ежегодных чтениях памяти В. Г. Луконина мы с коллегой планируем делать доклад о коллекции египетского шёлка из собрания Государственного Эрмитажа. И, несмотря на большое количество проектов, в которых я участвую, я надеюсь, что скоро закончу кандидатскую диссертацию по тканям.

Вторая часть стажировки в Лионе состоится ровно через год и будет посвящена уже более сложным, узорным тканям, которых как раз большинство в музейных коллекциях. Предполагается, что за это время участники усвоят полученный объём знаний и у них появятся новые вопросы.

В Эрмитаж Анастасия пришла работать в 2002 году, будучи студенткой вечернего отделения исторического факультета СПбГУ. Первокурснице дали место лаборанта в Отделе Востока и предложили заниматься тканями, найденными в археологических раскопках на территории Золотой Орды. Тема так увлекла девушку, что по этим тканям она и защищала диплом.

Историк искусства Анастасия Теплякова считает, что общение с тканью открывает особый мир. Один небольшой лоскуток может рассказать историю завоеваний и торговых отношений, высокой дипломатии и рискованных авантюр (если вспомнить, к примеру, как из-за шёлка западные купцы оказывались на Востоке).

– Политико-экономическое значение того же шёлка можно сейчас сравнить с экспортом нефти, – говорит Анастасия. – Из-за него начинались войны, умелых ткачей завоеватели насильно перемещали с захваченных территорий на свои земли. Обладать дорогими шелками с золотой нитью и производить такие ткани при дворе желали многие правители, мода на эти ткани распространилась по всей Евразии, достигнув и Западной Европы. Отчасти происходившее в XIII-XIV веках сравнимо с золотой лихорадкой XIX века. Вот такие вещи я вижу, когда изучаю ткани. Ещё мне нравится в моей работе сочетание различных дисциплин. Это и искусствоведение, и археология, и источниковедение, и  история, объединяющая все эти аспекты, плюс физика, химия, математика – в частности, геометрия рисунков и переплетений. Так что ткани – это удивительный мир, существующий на стыке различных дисциплин. И мне нравится его открывать.

Наталья Дорошева, фото автора