«Через семейную историю проще понять историю страны»

Недавно жюри конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» определило шесть лучших реализованных проектов 2013 года. Как культурные проекты влияют на жизнь местного сообщества и самого музея? Об этом рассказывает директор Томского краеведческого музея, руководитель проекта «Сибиряки вольные и невольные» Святослав Перехожев. 

 — Ваш проект - о судьбе двух волн переселенцев в Сибирь: вольной, столыпинской,и насильственной, сталинской. Как возникла эта идея?

— Идея существовала давно. Дело в том, что в советское время о столыпинском переселении говорили обычно как о негативном опыте или вообще не говорили. Про репрессированных в сталинские времена, естественно, тоже молчали. Когда началась перестройка, информация о спецпереселенцах и репрессиях хлынула потоком - только в структуре нашего музея появилось два учреждения по этой тематике: Нарымский музей политической ссылки и Мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД». Получилось, что про столыпинское переселение вольных людей информации почти нет. Образовалась лакуна. Мы с коллегами давно подумывали восполнить этот недостаток, но не было финансирования. Когда Благотворительный фонд В.Потанина объявил конкурс, мы решили попробовать. И я очень рад тому, что у нас все получилось.

— Проект реализован. Как бы вы оценили его результаты? Как он повлиял на жизнь музея?

— Для музея он стал важным событием. У нас появилось несколько совершенно неожиданных партнеров, с которыми нам очень понравилось работать - в первую очередь, театры. Так получилось, что они принимали участие в презентации проекта. Теперь мы вместе собираемся делать спектакли, основанные на собранных нами документах. Будем рассказывать истории, про которые раньше знали только специалисты. Например, о так называемом Чаинском восстании. Открылась какая-то новая грань - оказалось, что театры и музеи могут очень хорошо совместно работать. Проект дал возможность установить новые связи в российском профессиональном сообществе. Победа в конкурсе позволила, с одной стороны, позиционировать музей на федеральном уровне, с другой - завести много интересных знакомств, которые могут вылиться в плодотворное сотрудничество.

— Мироощущение сотрудников музея изменилось?

— Безусловно. Проект действительно повлиял на жизнь людей. Коллеги начали понимать, что мы, хотя и говорим чаще всего про прошлое, можем влиять и на настоящее. Это проект про личные истории, через которые проще понять историю региона и страны. Когда к нам приходят люди, приносят документы и фотографии, это впечатляет.

— Для вас это тоже личная история?

— Конечно - я из семьи вольных переселенцев. Мои прадедушка и прабабушка родом из Курской губернии. Именно переселение в ходе столыпинской реформы позволило им из малоземельной области России приехать сюда, взять земли, сколько они могли обрабатывать, построить большой дом. После того, как они его лишились, в нем размещался деревенский клуб... Моя история - лишь одна из многих. Это стало понятно, когда мы создали интернет-ресурс сибиряки.онлайн, где люди сами могут загружать личные истории и фотографии. За три месяца на сайте появилось около 150 жизнеописаний сибиряков. Существуют определенные стереотипы - причем даже у тех, кто всю жизнь живет в Сибири. Они часто считают, что они потомки ссыльных. А выясняется, что около 50% - потомки именно вольных переселенцев.

— Почему важно знать, какие переселенцы были у тебя в роду - вольные или невольные?

— Мы не пытаемся оценивать: столыпинское переселение — хорошо, сталинское —плохо. Мы просто говорим о самых масштабных волнах переселений ХХ века, и пытаемся понять, как это отразилось на Томской области. Ведь население Томской губернии за счет столыпинского переселения увеличилась до 2 млн — в 1910 гуду она стала второй по количеству жителей после Киевской губернии. Можно себе представить, какое влияние это оказало на нашу современную жизнь. В Томске в начале века даже собирали деньги на памятник Столыпину, но началась Первая мировая война и проект не состоялся… Очень важно знать правду, на мой взгляд. Одни люди выбрали Сибирь по своей воле - и им было непросто. Других сослали сюда, и это было еще труднее. Но они в любой ситуации оставались людьми. И важно об этом знать.

— Как вам видится продолжение проекта?

— Проект планировался как временная выставка. Но уже сейчас понятно, что он станет частью новой постоянной экспозиции. Это отдельный зал с инсталляцией столыпинского вагона, поделенного на две части - одна посвящена переселенцам вольным, другая — невольным. Есть большой экран, интегрированный с сайтом сибиряки.онлайн. Что мы хотим делать дальше? Хотим сделать проект востребованным, разбудить в людях интерес к истории своей семьи. Уже наладили сотрудничество с кадетским корпусом - теперь кадеты работают волонтерами по сбору информации. Начинаем работать со школами: в пятом классе есть предмет «История Сибири», и наш проект туда очень хорошо встраивается. Мы надеемся, что он будет развиваться.